Заседал революционный трибунал-8

1. Дело Большакова - продолжение

194 просмотра :: 0 комментариев 08.11.2016 15:18

Цикл публикаций Виктора Павловича Лютынского под общим названием "Неизвестные истории оршанской истории". Часть 7 здесь, часть 6 здесь, часть 5 здесь

Конечно же, одним из главных свидетелей обвинения был Борис Зысман. Он отметил, что «в последнее время поступали жалобы крестьян на партизанский отряд, находившийся в имении Высокое, который забирает у крестьян последних лошадей, сено и т.д. Мы с Позняковым отправились в имение Высокое, чтобы узнать, правдивы ли жалобы. 16 апреля (во всех других показаниях это происходило 14 апреля – В.Л.) мы собрали солдат, я выступил о формировании Красной Армии, но солдаты начали кричать «Долой», один вынул револьвер и направил мне дуло в грудь, другой обвил меня руками и гражданин Большаков кричал «Они (т.е. руководители военной коллегии – В.Л.) не хотят признавать меня, потому что я офицер, а в Орше во главе отрядов стоят солдаты». Когда тов. Позняков спросил у него, признает ли он Советскую власть, он на это ответил: «никаких Советов я теперь не признаю»… Они отпустили нас под угрозой, что через три дня я… доставлю обмундирование и денег… В Орше было принято решение расформировать Высоцкий отряд… Когда мы стали подъезжать к имению, по нам открыли пулеметную стрельбу. Бывший офицер Большаков с револьвером в руках подбежал к тов. Возмителю (в других показаниях Возмитель – солдат Высокского партизанского отряда – В.Л.) и хотел стрелять, но тов. Горбачев не допустил, выхватив у него револьвер, и арестовал его (примечательно, что сам Горбачев об этом эпизоде не вспоминал и, на мой взгляд, очень благосклонно относился к Большакову – В.Л.). В это время и я подошел. Красноармейцы, разгоряченные за то, что открыли стрельбу из пулемёта, избили его немного. Но когда я подошел, я принял меры к тому, чтобы не допустить самосуда, после этого он был отправлен в Оршу».

На фото: Показания А. Короткова – один из немногочисленных документов дел революционного трибунала, отпечатанных на пишущей машинке.

События 14 и 16 апреля подробно описаны и в «Показаниях о разгроме І-го (еще были и другие? – В.Л.) Высоцкого отряда», данных бывшими сотрудниками отряда Александром Коротковым и Стефаном Гридало. Этот документ – единственный отпечатанный на пишущей машинке (замечу, что некоторые документы дел, особенно писанные неразборчивым почерком секретаря (заведующего делами) революционного трибунала И. Гасилова, читаются с превеликим трудом – В.Л.), правда, вторая фамилии зачеркнута чернилами. Привожу этот документ почти целиком: «14-го апреля сего года в І-й Высоцкий Партизанский отряд приехали товарищи Зысман и Позняк (везде, как мы видели, он – Позняков – В.Л). Цель их приезда была неизвестна. Зысман сказал, что они едут в Высоцкий Исполнительный комитет по делам службы и просили заменить их уставших лошадей, чтобы доехать до села Высокого. Лошади им были даны и они отправились. По возвращении своем Зысман сказал, что хочет устроить митинг, для чего просил собраться всех солдат отряда. Кто-то из солдат заметил, что митинги в настоящее время запрещены, но он, не обращая на это внимания, собрал всех солдат у крыльца здания, занимаемого отрядом, и произнес речь, в которой говорил о настоящем положении, о необходимости всем сплотиться воедино, чтобы дать отпор врагам и т.д. Говорил он много и долго. Все присутствующие слушали его, не перебивая. В конце своей речи Зысман спросил солдат, верит ли отряд своему командиру тов. Большакову, на что все в один голос ответили: «Верим и пойдем, куда он поведет». Тогда тов. Зысман сказал, что отряд сформирован самим Большаковым, которому он лично не верит, хотя и сказал, что он очень рад, если отряд имеет хорошего начальника. В дальнейшей речи Зысман сказал, что отряды партизанские больше существовать не будут, а что в городе Орше есть социалистический полк, командиром которого состоит тов. Позняк, и предложил «некоторым желающим и более честным» перейти в этот полк. Это предложение тов. Зысмана было встречено взрывом негодования солдат и со всех сторон закричали «Долой», «Не признаём Зысмана. Он пришел расстроить наш отряд». Многие настаивали на аресте Зысмана, но более сознательными лицами арест был отклонен. Этим митинг и закончился. Тов. Зысман и Позняк, говоря, что в Оршу возвращаться уже поздно (было около 9 час. веч.), остались ночевать в помещении сотрудников отряда, где им были любезно предоставлены ужин и постель. На следующий день оба товарища отправились в гор. Оршу.

На фото: Антон Позняк – командир первого пехотного полка имени Оршанского Совдепа. Кстати, единственный из свидетелей, которого следственная комиссия по делу Большакова почему-то не опросила. Фото 1940-х гг.

Через день – 16 апреля – в 11 часов утра часовыми, стоявшими на Витебском шоссе, был замечен автомобиль, о чем часовыми было доведено до сведения начальника отряда тов. Большакова, который сделал распоряжение остановить автомобиль и узнать, откуда и куда автомобиль направляется. Часовые, остановив автомобиль, спросили, куда он направляется, сидящие в нем вооруженные с ног до головы люди ответили, что они едут в Витебск, в доказательство чего предъявили удостоверение. Когда автомобиль был пропущен, сидящие в нем сняли с постов часовых. В это время в недалеком расстоянии от шоссе, из-за леса, показались вооруженные всадники и вслед за ним пешие с пулемётом. Видящие все это красноармейцы доложили тов. Большакову, который ушел в тот же час на шоссе, чтобы узнать, что все это значит, а людям сказал, чтобы они ничего без его команды не делали. Но после ухода тов. Большакова все бросились к складу оружия (винтовки имелись только у часовых), и, забрав винтовки и патроны, выбежали из казармы и в беспорядке толпились перед зданием. В этот момент пулемётчик Высоцкого отряда, по своему почину, без всякого приказания и команды открыл огонь из пулемёта, на что противная сторона ответила орудийным огнём и стрельбой из пулемётов и винтовок. Тогда все люди бросились в окопы, расположенные в нескольких шагах от имения, а за ними последовал и Большаков, крича вслед, чтобы люди остановились и послали от себя несколько человек для переговоров. Из окопов уже было послано три человека: Василий Возмитель, Андрей Карпенко и Григорий Лисикин. С белым платком вперед вышел Возмитель. С противной стороны отделилось несколько человек, которые набросились на Возмителя и начали избивать его прикладами, а остальные двое убежали. Шрапнель рвалась беспрерывно и со всех сторон началась беспорядочная перестрелка, в которой трудно было что-нибудь разобрать.

Видя бессмысленность перестрелки со своими братьями, Большаков вышел из окопов, приказав людям прекратить стрельбу, и обратился к наступающим со словами: «Против кого вы идете». Вместо ответа на него набросилось несколько человек и стали избивать прикладами и нагайками». На мой взгляд, эти показания наиболее объективные и соответствующие правде.

На фото: Здание Оршанского уездного исполкома (бывшая городская управа). С открытки начала ХХ в.

Комментарии читателей:

Новости: Орша

Новости: Культура