Заседал революционный трибунал-24

14. Дело Янушкевичей и Недзвецкого. Часть 1

279 просмотров :: 0 комментариев 21.02.2017 07:20

Продолжаем публиковать исследование Виктора Лютынского о деятельности революционного трибунала в Орше. Предыдущие публикации: вступление здесь, дело Большакова здесь, дело Волкова здесь, дело Гордиевича здесь, Дело Длугаша здесь, Дело Крюкова здесь, Дело Кучинского здесь, Дело Мордаса, Жолудева и Борейко здесь, Дело Петрова здесь, Дело Привалова здесь, Дело Харитонова здесь, Дело Ходасевича здесь, Дело Шапкина здесь.

«Уголовное дело по обвинения Константина и Валериана Янушкевичей и Михаила Недвецкого в контрреволюционных действиях» было начато 2 апреля, закончено 6 июля 1918 года. В чем же его суть?

29 марта 1918 года в имение Воскресенщина Мошковский волости из Орши было командировано шесть красноармейцев 1-го особого партизанского отряда во главе с Фёдором Журавецким для реквизиции двух лошадей со сбруей и повозкой и одной коровы. Команда имела ордер, подписанный комиссаром земледелия Оршанского уезда Орешковым. Красноармейцы конфисковали скот и уже направлялись в Оршу. В это время арендатор имения Михаил Недзвецкий и житель деревни Багриново (в другом документе он назван жителем деревни Степановичи) Константин Янушкевич направились в расположенную рядом деревню, где быстро собрали крестьян в количестве 30 человек. Нагнав команду, они с помощью оружия отобрали скот и разоружили красноармейцев.

Печать Мошковского волостного исполкома на одном из документов дела.

На следующий день в деревню Багриново был направлен 1-й особый партизанский отряд в полном составе. При обыске у крестьян были обнаружены винтовки, отобранные у красноармейцев, а также был арестован брат Константина Янушкевича Валериан, который «в разговоре с комиссаром недостойно отзывался о Красной армии». Все трое были отданы под суд Революционного трибунала.

В донесении комиссару юстиции, датированном 2 апреля, сообщалось, что арестованные Валериан и Константин Янушкевичы обвинялись в том, что разоружили 6 красноармейцев, посланных для реквизиции в имение Воскресенщина при посредстве крестьян, которых они подстрекали, один из них был «активным участником и руководителем, другой оскорбительно на месте при аресте его брата говорил, что «всех вас нужно расстрелять».

Имеется в деле и протокол дознания, датированный 4 апреля. Допрошен был Константин Алексеевич Янушкевич, проживавший в деревне Степановичи Мошковской волости. Он рассказал, что был очевидцем того, как 30 крестьян деревни Багриново догнали красноармейцев, произведя выстрелы в воздух, а потом отобрали у команды скот и оружие. На следующий день «приехал отряд и арестовал меня, не знаю за что».

Красноармеец Филипп Журавецкий, возглавлявший группу красноармейцев в день реквизиции, показал, что когда красноармейцы забрали скот, то Недзвецкий и К. Янушкевич послали за крестьянами в деревню Багриново, «деревенцы догнали нас и стали стрелять. Мы легли тогда на землю и ждали пока подъедут крестьяне. Когда крестьяне к нам подошли, то мы представили им ордер на право реквизиции скота. Крестьяне сказали: мы такой ордер сами можем написать и знаем красногвардейцев, что они только ходят и грабят, что надо взять да расстрелять на месте. После чего крестьяне обезоружили нас и отняли реквизированный скот, а нас отпустили в Оршу. На другой день мы по распоряжению комиссара земледелия со всем отрядом отправились в деревню Багриново. Произвели обыск, при котором нашли скот, винтовки и кроме того 50 нательных казенных рубах, которые нами сданы в Исполком… Константина Янушкевича мы арестовали потому что он был, как нам кажется (последние три слова подчеркнуты красным карандашом – В.Л.), предводителем всех крестьян, а Валериана Янушкевича за то, что он оскорбил нас, когда разговаривал с комиссаром».

Комментарии читателей:

Новости: Орша

Новости: Культура