Заседал революционный трибунал-24

14. Дело Янушкевичей и Недзвецкого. Часть 2

288 просмотров :: 0 комментариев 22.02.2017 07:04

Последняя часть исследование Виктора Лютынского о деятельности революционного трибунала в Орше. Предыдущие публикации: вступление здесь, из цикла "Неизвестные страницы оршанской истории" В.П. Лютынского здесь, "Неизвестные истории оршанской истории" 2 здесь, "Неизвестные истории оршанской истории" 3 здесь,"Неизвестные истории оршанской истории" 4 здесь, 1. Дело Большакова здесь, 1. Дело Большакова продолжения здесь, 1. Дело Большакова - продолжение здесь, 1. Дело Большакова - кончание здесь, 2. Дело Волкова. Чась первая здесь, 2. Дело Волкова. Чась вторая, заключительная здесь, 3. Дело Гордиевича здесь, 4. Дело Длугаша здесь, 4. Дело Длугаша окончание здесь, 5. Дело Игнатовича здесь, 6. Дело Крюкова здесь, 7. Дело Кучинского начало здесь, 7. Дело Кучинского окончание статьи здесь, 8. Дело Мордаса, Жолудева и Борейко здесь, 9. Дело Петрова здесь, 10. Дело Привалова здесь, 11. Дело Харитонова здесь, 12. Дело Ходасевича здесь, 13. Дело Шапкина здесь, 14. Дело Янушкевичей и Недзвецкого. Часть 1 здесь.

Следующий документ составлен со слов Михаила Недзвецкого. Он свидетельствовал, что у него была забрана «одна лошадь (в ордере говорилось про двух – В.Л.) и одна корова без сопротивления с моей стороны. В это же время у меня был Константин Янушкевич и, видя все происходившее, сказал мне: «реквизиция не должна производиться кем бы то ни было без ведома волостного комитета». Разговоров у нас больше никаких не было. Я решил ехать в гор. Оршу… с ходатайством о возвращении взятых у меня коровы и лошади. Константин Янушкевич просил взять его, т.е. довезти до дер. Багриново, куда он ехал к своим родственникам. Приехав в Оршу, я заявил комиссару земледелия Орешкову о возвращении мне реквизированных коровы и лошади, но получил ответ: «нужно было взять, так и взяли». Так и было кончено… о конфликте красноармейцев с Константином Янушкевичем … ничего не могу сказать».

Братья Янушкевичи были арестованы и посажены в городскую тюрьму. Правда, вскоре были выпущены оттуда, ибо за них поручились Тит Латышев (сообщается, что он жил на хуторе Скребовщина и имел 36 десятин земли с надворными постройками) и Федора Яношевская (проживала в Орше по Серафимовскому переулку). За Недзвецкого поручился Семен Мацулевич, проживавший в имении Фольварок. Все же шла посевная, когда, как говорится, весенний день год кормит.

Заседание трибунала состоялось 8 июля под председательством Н. Игнатьева. Обвинителем выступал И.А. Козловский. Он обвинил подсудимых в контрреволюционных действиях и потребовал «вынести самое строгое наказание».

Резолюция трибунала была весьма мягкой, учитывая, что крестьяне оказали вооруженное сопротивление представителям советской власти. Константин Янушкевич и Михаил Недзвецкий были подвергнуты денежному штрафу в размере одной тысячи рублей с каждого. Валериан Янушкевич ввиду недоказанности обвинения был оправдан.

Припомнили ли им эти деяния в 1930-е годы трудно сказать. Тогда и за меньшие прегрешения можно было оказаться там, куда Макар телят не гонял. В списке репрессированных и реабилитированных жителей Орши и района, помещенном книге «Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Оршы і Аршанскага раёна» их фамилий нет (правда, там есть двое других Янушкевичей, расстрелянных в 1938 году). Впрочем, перед списком жертв политических репрессий оговаривается, что «точных сведений о жертвах нет. Начальник подразделения УКГБ по Витебской области сообщает: «Обобщенных данных о репрессиях по городу Орше и району в Управлении КГБ по Витебской области не имеется, потому что систематизация их по районам и областям не проводилась».

Хутор Скребовщина был сселен в деревню Багриново в 1931 году, в 1962 году к ней было присоединено имение (позднее деревня) Воскресенщина. И если в начале ХХ века в Багриново обитало 150 жителей, то сейчас – не более 30-ти…

Виктор Лютынский

Комментарии читателей:

Новости: Орша

Новости: Культура