Как используют 62 миллиона?

Эксперт независимого профсоюза РЭП уверен: именно протесты оршанцев заставили власти задуматься о городе.

848 просмотров :: 12 комментариев 20.05.2017 11:41

Активист Оршанской ячейки независимого профсоюза РЭП Василий Береснев убеждён, что именно массовый протест оршанцев 12-го марта 2017 года повлиял на то, что именно Оршанщина была упомянута Лукашенко в качестве региона, который нужно поднять из "руин и пепла". А затем в город приехал премьер-министр страны Андрей Кобяков и вышло распоряжение о выделении 62,57 миллионов долларов на Инструментальный завод, который давно пребывает в очень тяжёлом положении.

Репрессии власти после 12-го марта коснулись и Василия Береснева, правозащитника и активиста профсоюза РЭП приговорили к 14 суткам административного ареста. Сейчас в интервью ресурсу praca-by.info активист сообщил, что протесты в Орше не были напрасными, они принесли свои плоды. Также Василий Береснев рассказал, что думает по поводу использования бюджетных денег, принесут ли они ощутимую пользу промышленности Орше или хотя бы тому же отдельно взятому инструментальному заводу.

– На ежегодном послании Парламенту Лукашенко заявил о намерении “восстановить Оршу из руин и пепла”. Эти слова можно связать с тем, что Оршанский регион – лидер по безработице даже согласно официальной статистике: безработных здесь – 1,6% от всех трудоспособных (на 1 апреля 2017 года), а по республике – 1%. По неофициальным же подсчётам, которые провели оршанские активисты, посчитав количество “писем счастья”, количество официально не трудоустроенных в регионе – 12-13%.

Фото: belhelcom.org

– Что ещё, помимо такого количества безработных, вынудило власти обратить внимание на Оршу?

– Серьезнёйшее противостояние оршанцев Декрету №3. Промышленные и перерабатывающие предприятия, строительная отрасль региона находятся в глубоком кризисе: льнокомбинат, мясокомбинат, металлообрабатывающие заводы, заводы, которые производят строительные материалы... Отправляют людей в отпуск, работают по два, три дня в неделю. Сложно со сбытом, с зарабатыванием валюты.

С начала кризиса шло повальное сокращение кадров. Всё это обостряло социально-экономическую и политическую обстановку, вело к острейшему противостоянию людей действующей власти, что и вылилось в массовые протесты 12 марта 2017 года. По разным подсчётам, на улицы вышло около 2 000 человек. Это однозначно самый крупный протест с 90-х годов.

– Оршанские чиновники проигнорировали такой массовый протест или сразу отреагировали?

– Оршанский райисполком даже вынужден был пойти на проведение постоянных круглых столов с представителями народа, которых люди выдвинули на митинге 12 марта – пятерых человек.

– Почему из всех объектов Орши выбрали инструментальный завод?

– На инструментальном заводе сложилась провальная ситуация. Оборудование морально устарело. Одни и те же станки эксплуатируются по 40-50 лет, они послевоенные, а некоторые – и довоенные; может быть, даже полученные у немцев в виде репараций. Технологии серьёзно отстают от требований времени.

Эту ситуацию подтвердил и премьер-министр, недавно побывавший в Орше. Но назвал не конкретные шаги по улучшению, а только идеи. Сказал, что перспектива для работы – в первую очередь большой российский рынок; завод, якобы, может получать 30 миллионов долларов в год ещё и на внутреннем рынке – это как раз вал ежегодного импорта инструментов, которые сейчас покупает Беларусь. А после модернизации Оршанский инструментальный завод должен будет обеспечить импортозамещение. И Кобяков, и Лукашенко говорят, что на заводе – хороший коллектив. Но от того коллектива уже давно ничего не осталось.

– Неужели опыт предыдущих “модернизаций” не смущает правительство?

– Кобяков признаёт, что модернизация завода имеет свои риски: он говорил, что не хотелось бы повторить ситуацию с деревообработкой. Проект модернизации Оршанского инструментального завода будет рассматриваться на следующей неделе на ближайшем выездном заседании Правительства в Орше.

– Что говорят оршанцы о предстоящей модернизации? Возлагают на неё большие надежды?

– Люди односятся по-разному: кто-то верит, кто-то относится скептически, думая, что это очередная “утка” и политический проект.

Запланированное техническое перевооружение завода позволит освоить новые виды продукции: не те гвоздодёры делать, что раньше, а более 400 новых видов инструментов. Обещают построить новый корпус завода, закупить оборудования на 36 миллионов долларов, а всего потребуется 62,5 миллионов.

– Поднимется ли Орша “из пепла и руин” благодаря таким вложениям?

– Моё мнение таково: большого прорыва не будет, даже при этих деньгах. Пусть даже привезут новые станки. Но модернизация, помимо технического перевооружения, подразумевает и владеющие передовой технологией квалифицированные кадры. Как получилось в деревообработке? – станки привезли, а люди не могут на них работать: не освоили технологию.

Во-вторых, нужно качественное сырьё. Металл, который используется инструментальным заводом, — жлобинский, с БМЗ, его качество очень не стабильно; а инструмент должен делаться из металла хорошего качества.

Но главное – модернизация должна быть в умах и помыслах всех уровней исполнителей. И конечно, надо платить работникам. У нас же как в анекдоте: государство делает вид, что платит, а люди делают вид, что работают.

Комментарии читателей:

Новости: Орша

Новости: Экономика