12:00

+23

2 м/с

989 гПа

15:00

+24

1 м/с

988 гПа

18:00

+24

1 м/с

988 гПа

21:00

+20

1 м/с

988 гПа

00:00

+17

1 м/с

988 гПа

Орша, Культура

Тайна первого залпа. Ч.2

15.07.2016 13:00

6015 праглядаў, 29 каментароў

Окончание исследования оршанского краеведа Виктора Лютынского

В статье в Википедии, посвященной Флёрову, подробно перечислено, что находилось тогда на Оршанском железнодорожном узле, а именно, что «станция Орша в этот момент была под «завязку» забита прибывшими советскими эшелонами с имуществом 1-й Московской дивизии (далее перечислены другие воинские соединения – В.Л.) … и огромными запасами боеприпасов, продовольствия и снаряжения, скопившимися на ней после вывоза из Белоруссии. ... Всё это богатство без боя досталось врагу в Орше. Вот что на самом деле являлось целью атаки батареи героического капитана и его подчинённых, а не мифические вражеские эшелоны. Поэтому в начале 60-х гг. представление на присвоение капитану И. Флёрову звания «Героя Советского Союза» было отклонено (он, кстати, считался пропавшим без вести – В.Л.), 14 ноября 1963 г. он был посмертно удостоен лишь ордена Отечественной войны І степени. 21 июня 1995 г. ему было присвоено звание Героя России».

Наконец, в прошлом году в Интернете появилась статья А. Милютина, в которой тот, изучив архивы немецких и советских воинских соединений, участвовавших в боях за Оршу, делает вывод, что батарея Флёрова осуществила два залпа (правда, не с того места, которое признано официально): по железнодорожному узлу, где находились советские эшелоны, и по временной переправе через Днепр. И, самое главное, что было это не 14, а 13 июля. Действительно, нигде так не врут, как на войне и охоте...

На Оршанском узле – пусто

Из солидного издания «Люди и годы» (2002), вышедшего к 100-летию Оршанского железнодорожного узла, узнаем: «14 июля немцы захватили северо-западную часть Орши и железнодорожный вокзал. Перед их глазами встал мертвый железнодорожный узел. Там не было ни одного человека, поезда, вагона».

Бывший начальник станции Орша-Центральная Е.П. Юшкевич вспоминал: «Поступил приказ: все имеющееся на станции и поступающие вагоны немедленно отправлять на восток по двум главным путям с соблюдением интервала видимости хвоста поезда. К полудню 12 июля на станции остались один паровоз и состав порожних пассажирских вагонов, предназначенный для вывоза оставшихся железнодорожников узла (он отправился на восток 13 июля в 15.00 – В.Л.). Наступила жуткая тишина, какая обычно бывает в поле знойным летом перед грозой. Ни единого звука, кроме усиливающейся канонады на западе. Ни единого передвижения паровозов и вагонов на таком несколько дней тому назад оживленном узле…»

Слово – свидетелю

К сожалению, за послевоенное время никто не догадался записать воспоминания жителей привокзального поселка, которые были свидетелями событий 14 июля 1941 г. А может они и были, но никогда не печатались, ибо разрушали «каноническую» версию первого залпа. Вообще, о первом залпе «Катюш» в Орше до второй половины 1960-х гг. даже не вспоминали. Так, в первом издании историко-экономического очерка «Орша» (1962) о нем нет ни слова. Уже во втором (1967), после того, как на высокий берег Днепра «вышла» мемориальная «Катюша», о нем сказано весьма скупо: «14 июля 1941 года под Оршей прогремели первые залпы советских реактивных установок. Весь мир узнал о рождении нового мощного вида оружия под названием «Катюша».

Впервые наиболее полно рассказал о результатах первого залпа его непосредственный свидетель Вадим Анатольевич Карп (1934 г.р.), позднее житель Москвы (его воспоминания опубликованы в 2012 г.): «Было часа 2-3 дня. … Неожиданно раздался свист снаряда и раздался взрыв метрах в 100 от нас у дома Брееров... Дом их сразу затрещал и загорелся. Буквально через несколько секунд мы, пробежав 20-30 м по огороду, нырнули в наше убежище. И тут начался кромешный ад. Вой, свист, грохот разрывов. Земля ходила ходуном из стороны в сторону. С потолка земля сыпалась на нас, осыпалась со стен. Со мной началась истерика. Я кричал, бился, не понимая, что происходит. Не знаю, сколько продолжалось это безумство. Наверное, недолго, иначе мы бы сошли с ума. Внезапно всё прекратилось. Только после войны мы узнали, что это было первое «успешное» боевое применение знаменитых «Катюш»…Начали прослушиваться потрескивания – это горели дома... Сотни домов горели одновременно. Кругом бушевали огненные смерчи. Кое-как мы пересидели ночь в этом убежище.

Привокзальный поселок. Конец июля 1941 г.

Когда утром выбрались на поверхность, нам открылась ужасная картина. Вокруг, насколько хватало глаз, торчали печные трубы – сотни печных труб! Около них догорали головешки. Но всё равно мы оказались в секторе обстрела, потому что дома в посёлке выгорели вокруг нас примерно на одинаковом расстоянии (метров 500 в радиусе). Железнодорожный вокзал остался невредим, корпус ближайшего к нам паровозного депо тоже уцелел… Большого скопления немцев, тем более техники, в это время на железнодорожном узле не было. Поезда не ходили, так как все мосты и путепроводы на подъезде к Орше были взорваны. ...Удар был очень сильным, но, увы, почти бесполезным. Я не видел и не слышал от кого-либо о том, что при обстреле погибли немцы и повреждена их техника. Хотя, может быть, случайные потери немцев при этом и были, если они находились среди деревянных домишек посёлка. ...Так начинала свой боевой путь прославленная впоследствии знаменитая «Катюша».

В. Карп анализирует также материалы, собранные московским историком М. Щербаком, который подробно изучил боевой путь батареи Флёрова. Он отмечает: «До этого момента (14 июля 1941 г. – В.Л.) залпом все установки ни разу не стреляли. На полигоне производились пуски по восемь ракет одной установкой. Никто из расчёта батареи ни разу не стрелял и даже не видел, как стреляют реактивные установки, за исключением двух офицеров НИИ-3, прикомандированных к экспериментальной батарее. До отъезда на фронт им удалось провести только три занятия с офицерами и сержантами батареи. Фактически под Оршей продолжались полигонные испытания нового оружия, но в боевой обстановке». А вот, что он повествует об обстоятельствах первого залпа: «При этом не обошлось без неприятностей. После команды открыть огонь пусковое устройство было включено, но… только один реактивный снаряд одной из установок сошёл с направляющих… На второй раз с направляющих сошло три снаряда. При третьей попытке к цели ушли все оставшиеся 92 реактивных снаряда. Одна установка не стреляла, так как накануне у неё сгорел электрокабель и его не успели заменить. Результаты своего залпа флёровцы не видели, за исключением, конечно, огромного пожара, возникшего в месте падения ракет».

На немецкой карте Орши (апрель 1944 г.) выгоревший район не имеет пока ни одного дома. В 1950-1990-е годы здесь вырос новый жилой район.

Новый жилой район, выросший в послевоенное время на месте сгоревшего в 1941 г.

Гальдер не в курсе

А что писали о первом залпе «Катюш» наши противники? Во многих публикациях цитируется запись в дневнике начальника германского Генерального штаба Сухопутных войск Франца Гальдера: «14 июля под Оршей русские применили неизвестное до этого времени оружие. Огненный шквал снарядов сжег железнодорожную станцию Орша, все эшелоны с личным составом и боевой техникой приехавших военных частей. Плавился металл, горела земля». Самое любопытное, что в изданном еще в советское время 3-х томнике Ф. Гальдера «Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939-1942 гг.» нет ни слова о первом залпе советских реактивных минометов, ни в записях за 14 июля, ни в последующие дни. За 14 июля есть краткая запись, касающаяся наших мест: «б. Участок железной дороги Орша - Смоленск - Витебск совершенно забит эшелонами. Движение на железных дорогах от рубежа Вязьма, Брянск в восточном направлении слабое». Нужно думать, и здесь речь идет о советских эшелонах. Или переводчики и редакторы «забыли» вставить в дневник запись о первом залпе? Вряд ли. Если уж советские журналисты «придумали», как оказалось, подвиг 28-ми героев-панфиловцев, то приписать тому же Гальдеру любые слова – не проблема. Нет упоминания о первом залпе «сталинского органа» (так назвали гитлеровцы «Катюшу») и в семитомном англоязычном издании дневника (есть в Интернете).

Итоги

Таким образом, имеется официальная, каноническая версия – удар был нанесен по немецким эшелонам (в новой экспозиции Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны – «по скоплению гитлеровцев на станции Орша...»), которых, как убедительно доказано, на станции в тот момент не было. Вторая – Петрова А. и других – батарея била по своим эшелонам, которые не должны были достаться врагу. Правда, по свидетельству оршанских железнодорожников, и советских эшелонов на узле не было. А если и были, (например, на немецком фотоснимке, датированном июлем 1941 г., видим два поврежденных паровоза в депо), то по ним, как раз, и не попали.

Не вызывает сомнения только тот факт, что невольной жертвой первого залпа знаменитых впоследствии «Катюш» стал привокзальный поселок и его жители...

Виктор Лютынский

Падпішыся на навіны!

Падпішыся на навіны Оршы і рэгіёну і будзь першым, хто даведаецца самае важнае і цікавае

Обсуждение новости: Тайна первого залпа. Ч.2

Окончание исследования оршанского краеведа Виктора Лютынского

нет комментариев

станьте первым, кто начнёт обсужение

стать первым!

в соотеветсвии с действущим законодательством Республики Беларусь

комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

войти на сайт

ORSHA.EU - Оршанский региональный портал

При цитировании информации активная гиперссылка на orsha.eu обязательна. Использование материалов orsha.eu в коммерческих целях без письменного разрешения редакции не допускается

Если у Вас возникли вопросы по работе портала, есть пожелания и предложения или хотите прислать интересную новость - пишите на наш адрес электронной почты [email protected]

Пользовательское соглашение